снасти для рыбалки изготовить самому

Спасение с глубины

Спасательная камера Мак-Кенна

Регистрация Войти на сайт. Популярные публикации Типы судов - отечественная классификация. Титаник - подлинная история катастрофы. Картины художника мариниста Айвазовского. Варяг - как погибают корабли. Подводники оказались на дне с иссякающим запасом воздуха и без средств спасения. Их судьба зависела от инженера кораблестроителя Чарльза Момсена. Катастрофа подводной лодки должна была в корне изменить ситуацию. Она изменила принципы подводной техники, и расширила горизонты того, чего можно было достичь в опасном подводном мире. Это было 19 погружение данной подлодки с задачей - текущая отработка внештатной ситуации. Командир субмарины был лейтенант Оливер Наквин.

подводная лодка сквалус

Подлодка должна была погрузиться на 15 метров за 60 секунд. Операция шло по плану, но неожиданно через несколько секунд наступила катастрофа. По неизвестным причинам тонны воды хлынули через главные клапаны в корме корабля. Окутанная непроницаемым мраком снаружи и внутри "Скуалус" погрузилась в безмолвное, почти безнадежное ожидание. Это безмолвие было нарушено, когда заживо погребенные различили слабое жужжание, доносившееся с поверхности. Это был звук винтов прибывшей к месту трагедии подлодки "Скульпин". Как и некогда Эриксон, Момзен эмигрировал в США в поисках своей персональной "американской мечты", занявшись здесь конструированием подводного спасательного оборудования. Помимо "искусственного легкого" он совместно с другим изобретателем, Мак-Каном, одарил американские ВМФ глубоководным спасательным колоколом. Пилотировал это доселе невиданное плавсредство, спускавшееся под воду на лебедке, подводник-навигатор, за один рейс колокол мог поднять семь человек.

  • Мала страна рыбаков
  • Делаем блесну в домашних условиях
  • Основные виды плетенок
  • Договор купли продажи лодки бланк гимс 2016
  • Адмирал Сайрус Коул, даже еще не получив подтверждения о катастрофе подлодки, затребовал через Вашингтон спасательное судно "Фалькон" с изобретением Момзена на борту. Сам Швед тоже поспешил на борт "Фалькона", чтобы лично возглавить спасательную операцию. Было лишь одно осложнение — телефонный провод, связывающий буй с корпусом "Скуалуса", оборвался, и лодку пришлось искать на дне с помощью стальных "кошек", спущенных с двух буксиров, а связь поддерживать морзянкой — подводники выстукивали свои сообщения разводным ключом, ударяя изнутри о борт субмарины.

    подводная лодка сквалус

    Удача сопутствовала спасателям — "кошки" с первого же захода зацепили увязший в донном грунте корпус "Скуалуса", и после пары пробных погружений колокол, пилотируемый штурманом Мартином Сибитски, пришвартовался к носовому спасательному люку. Где, черт возьми, салфетки? Салфеток у Сибитски с собой не было, но был в изобилии горячий кофе, термосы с обжигающим жирным флотским супом, резервные банки с поглотителем углекислоты, а обратно с собой на поверхность он взял первых семерых, до посинения продрогших от холода, но сохранивших оптимизм моряков. Через 45 минут счастливая семерка уже дышала на поверхности свежим морским воздухом. Но по морю гуляли только волны: Произошло то, что можно объяснить одной из тех случайностей, которые ведут к бесследному исчезновению кораблей и самолетов в безднах океана.

    Помощь подоспела вовремя

    Капитан Накуин ошибся и увел "Скуалус" на пять миль восточнее, где и совершил свое роковое погружение. Если бы весь экипаж подлодки погиб сразу, то затонувшую субмарину могли бы искать годами, и скорее всего она пополнила бы список зловещих тайн океана, которые никогда не будут разгаданы, как, возможно, никогда не будет полностью установлена загадка гибели "Курска". Но 33 матроса и офицера в тот момент были все еще живы, запертые в чреве подлодки, лежавшей на грунте на глубине 80 метров, которую медленно убивал холод. Капитан Уилкин, оглядывающий с высоты боевой рубки "Скульпина" пустынные пенящиеся волны Атлантики, терялся в догадках. Но ему повезло — в бинокль он увидел слабую вспышку оранжевого цвета, блеснувшую на горизонте. Спустя минуту "Скульпин" полным ходом двигался в этом направлении. В случае катастрофы на поверхность со дна выбрасывался буй и запускались сигнальные петарды. Если, конечно, еще было кому это сделать. Вспышку одной из таких сигнальных ракет и заметил капитан Уилкин. А вскоре с борта "Скульпина" увидели пляшущий на крутой волне буй ярко-желтого цвета. На его борту чернела надпись "Здесь затонула подводная лодка. В глубь Атлантики, которая в этом месте достигала 80 метров, от буя уходил телефонный провод. Капитан Уилкин взял трубку аварийного телефона не без содрогания. С наступлением темноты, USS Sailfish предпринял атаку, выпустив 4 торпеды по грузовым кораблям. С лодки зафиксировали два взрыва и разрушение корпуса, позже оказалось что это был Totai Maruкоторый затонул, после атаки USS Sailfishсопровождающие эсминцы безуспешно контратаковали глубинными бомбами. Когда USS Sailfish догнал второй грузовой корабль, тот, потеряв ход находился в сопровождении уже 5 эсминцев. Не став рисковать, лодка покинула район. В ночь на 20 декабря, был перехвачен госпитальный корабль противника, который атаковать не стали. Из пяти оставшихся торпед, выпущены три кормовых. Отмечено два попадания по самой крупной цели, которой оказался Uyo Maru. Погрузившись, на лодке зафиксировали звуки разрушения корпуса тонущего японского корабля. Контратака эсминцев 31 глубинной бомбой была безуспешной. Этот поход отмечен как самый успешный по тоннажу на тот день. Однако, послевоенные расследования, внесли корректировки: Во второй половине дня, 7 августа обнаружен вражеский конвой.

    подводная лодка сквалус

    Заняв боевое положение USS Sailfish выпустил 3 торпеды в танкер. Одно попадание вызвало сильный взрыв на танкере. Несмотря на усилия водолазов, спасательные работы были прекращены 24 декабря из-за сильного шторма. Весь экипаж лодки погиб. Уже после первой трагедии Чарльз Момсен занялся разработкой технического устройства для спасения экипажа. Вскоре он предложил к использованию водолазный колоколкоторый предполагалось соединять с аварийным люком подводной лодки [1]. Свои наброски он направил в подразделение подводного флота по созданию и ремонту подводных лодок [2]. Адмирал Сайрус Коул, даже еще не получив подтверждения о катастрофе подлодки, затребовал через Вашингтон спасательное судно "Фалькон" с изобретением Момзена на борту. Сам Швед тоже поспешил на борт "Фалькона", чтобы лично возглавить спасательную операцию. Было лишь одно осложнение — телефонный провод, связывающий буй с корпусом "Скуалуса", оборвался, и лодку пришлось искать на дне с помощью стальных "кошек", спущенных с двух буксиров, а связь поддерживать морзянкой — подводники выстукивали свои сообщения разводным ключом, ударяя изнутри о борт субмарины. Удача сопутствовала спасателям — "кошки" с первого же захода зацепили увязший в донном грунте корпус "Скуалуса", и после пары пробных погружений колокол, пилотируемый штурманом Мартином Сибитски, пришвартовался к носовому спасательному люку. Где, черт возьми, салфетки? Салфеток у Сибитски с собой не было, но был в изобилии горячий кофе, термосы с обжигающим жирным флотским супом, резервные банки с поглотителем углекислоты, а обратно с собой на поверхность он взял первых семерых, до посинения продрогших от холода, но сохранивших оптимизм моряков. Через 45 минут счастливая семерка уже дышала на поверхности свежим морским воздухом. Вся же операция по подъему уцелевших заняла 40 часов. Подводный колокол Чарльза Момзена. Когда известие о гибели "Курска" облетело мир, призрак "Скуалуса" вновь ожил. Американская пресса неустанно цитировала старый документальный бестселлер Питера Мааса "Часы кошмара" "The Terrible Hours". Тогда же и напечатала "Уикли уорлд ньюс" свою паранормальную версию о том, что души погибших на "Скуалусе" подводников не ушли в мир иной, а по сей день бродят в бездне океана, ободряя гибнущих моряков в их смертный час. Якобы, побывали они и на борту "Курска", поддерживая наших умирающих моряков в предсмертный час. На самом деле "Скуалус", фактически неповрежденную, подняли со дна в том же году.

    Подъемом руководил лично Швед. Бригада из 53 водолазов откачала из танков "Скуалуса" тонн дизельного топлива, с помощью мощного насоса освободила от ила осевшую корму, а к корпусу лодки на цепях, продетых под днище, подвели понтоны: Продули балластную цистерну No 2.

    подводная лодка сквалус

    Из глубины вырвался гигантский фонтан воды, за ним выскочил верхний понтон и почти сразу же - второй, которому полагалось оставаться внизу на глубине 18 м. А затем на поверхности, извергая подобно киту струи воды и воздуха, появился нос подводной лодки. Те бесстрашно вскарабкались на кувыркавшиеся понтоны, изо всех сил стараясь удержаться на них, как ковбои на необъезженных лошадях. То и дело, уходя под воду вместе с непрестанно вертевшимися и колыхавшимися понтонами, постоянно подвергаясь опасности быть раздавленными сталкивавшимися махинами, они все же перекрыли вентили. Никто не погиб, но все равно случившееся было полной катастрофой. Подводная лодка снова лежала на дне на глубине 73 м. Понтоны с поломанной воздушной арматурой и перепутанными подъемными тросами в беспорядке плавали на поверхности. Многие из них одним концом погрузились в воду или лежали друг на друге, сцепившись в каком-то странном объятии. Предстояло также распутать, разъединить и вновь соединить воздушные шланги общей длиной около 2,5 км. Лишь 18 июля водолазы смогли снова опуститься к лодке. Они обнаружили там полный хаос. О факте ее гибели сразу же стало известна командованию. Ожидая помощи, командир приказал подводникам лечь на койки и экономить силы и запасы воздуха. Для того, чтобы облегчить спасателям подъем подводной лодки, было решено послать к ним кого-нибудь с информацией о положении корабля и его экипажа.

    подводная лодка сквалус

    Выбор пал на капитана 3-го ранга Гудхарта, который находился на борту К в качестве офицера-стажера. Выход назначили на Предварительно командир подводной лодки капитан 3-го ранга Герберт отдал приказ продуть носовые балластные цистерны и отдать один из двух отрывных тонных килей, благодаря чему облегченная носовая оконечность всплыла на поверхность. Подводники находились в отсеках уже 23 ч, однако их самочувствие было пока нормальным. Выход Гудхарта через рубочный люк страховал сам Герберт. Он должен был закрыть потом крышку люка, спустить воду из прочной рубки и вернуться к своим товарищам. Первоначально все шло в соответствии с планом, но как только Гудхарт открыл рубочный люк, оба офицера были выброшены с воздушным пузырем на поверхность. При этом Гудхарт, вероятно, ударился головой о настил мостика и погиб. Во всяком случае на поверхность он не всплыл. Руководствуясь советами командира лодки, водолазы присоединили к шахте подачи артиллерийского боезапаса четырехдюймовый мм шланг, по которому в отсеки лодки стал поступать свежий воздух и были переданы аварийные пайки. Опытнейший английский спасатель капитан 1-го ранга Янг, который руководил операцией, после консультации с Гербертом решил не поднимать на поверхность всю лодку, а ограничиться надежной фиксацией ее носовой оконечности. С обоих спасательных судов на лодку были заведены тросы, прочно укрепленные на буксирных кнехтах. Затем к делу приступили газорезчики, которые с помощью кислородно-ацетиленовых резаков начали вскрывать легкий и прочный корпус лодки. Как только в прочном корпусе образовалось отверстие, струя вышедшего из отсека воздуха задула горелку резака. Но прежде чем они успели отреагировать, из отверстия послышался бодрый голос: Еще одна спасательная операция была успешно проведена чилийскими моряками.

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    *